К вопросам концепции борьбы с терроризмом в Республике Казахстан

События 2011 г., имевшие место в Атырауской, Жамбылской, Актюбинской областях Казахстана, указывают на то, что в нашей республике имеет место международный терроризм. Страна получила почти все возможные формы антигосударственного и античеловеческого террора: это и взятие заложников, и демонстрационные убийства сотрудников правоохранительной системы. При этом, совершение террористических актов против представителей правоохранительных органов является особенностью терроризма в Казахстане. Основную роль в эти процессы внесли мировые тенденции развития терроризма, как политического оружия борьбы за мировую власть.

В целях защиты национальной безопасности ведется оперативная работа по установлению лиц, причастных к экстремистской и террористической деятельности на территории Казахстана, а также скрывающихся в нашей стране от преследования правоохранительных органов иностранных государств за совершенные террористические преступления за пределами Казахстана. Вместе с тем, несмотря на принимаемые меры, с каждым годом экстремистская и террористическая деятельность становится все более организованной и в ряды таких группировок под воздействием внешних сил вовлекаются новые лица. В частности, международные экстремистские и террористические организации, прикрывающиеся религиозной риторикой, пытаются сформировать в казахстанском обществе радикальные взгляды и убеждения.

Их целенаправленное влияние на сознание отдельных индивидов приводит к утрате ими чувства патриотизма и национального самосознания, культурно-нравственных, семейных ценностей. Для подрыва основ конституционного строя международные экстремистские и террористические организации, насаждая радикальные идеи, провоцируют антиобщественные настроения, вынашивают планы и замыслы по совершению актов терроризма на территории Казахстана [1].

Европейские страны ведут борьбу с терроризмом по четырем основным направлениям. Первое заключается в выявлении и блокировании финансовых потоков, питающих террористов. Второе связано с разработкой или обновлением законодательства и понятийной базы в этой сфере. Третье направление -улучшение взаимодействия между правоохранительными органами отдельных стран. Четвертое направление заключается в улучшении межсудебного сотрудничества [2].

На сегодняшний день борьба с терроризмом в Республике Казахстан ведется по всем четырем направлениям. При этом, большое значение уделяется правовому обеспечению борьбы с терроризмом. Вместе с тем, сравнительно-правовой анализ действующих нормативно-правовых актов свидетельствует о несовершенстве понятийной базы в этой сфере, а значит, об отсутствии концепции борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Наиболее серьезным недостатком в борьбе с новыми вызовами и угрозами в Республике Казахстан являлось отсутствие законодательной трактовки понятия «экстремизм». Разработчик закона «О противодействии экстремизму» не видел разницу между понятием и классификацией экстремизма. Так, в п. 5 ст. 1 Закона Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» вместо определения понятия «экстремизм» была указана классификация данного явления на политический, национальный и религиозный. Имея размытое представление об экстремизме, довольно сложно осуществлять уголовное преследование в отношении экстремистских организаций. Отсюда вывод очень простой: борьбу с экстремизмом и терроризмом надо начинать с определения того, что является терроризмом и экстремизмом [3].

В дальнейшем ситуация в некоторой степени была исправлена. Так, согласно п. 5 ст. 1 Закона Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13 февраля 2012 г.) экстремизм имеет несколько значений. Под экстремизмом закон понимает:

  1. организацию;
  2. совершение:
  • физическим и (или) юридическим лицом, объединением физических и (или) юридических лиц действий от имени организаций, признанных в установленном порядке экстремистскими;
  • физическим и (или) юридическим лицом, объединением физических и (или) юридических лиц действий, преследующих следующие экстремистские цели:
  • насильственное изменение конституционного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв национальной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, руководство и участие в незаконном военизированном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни (политический экстремизм);
  • разжигание расовой, национальной и родовой розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию (национальный экстремизм);
  • разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан (религиозный экстремизм) [4].

Вышеуказанное определение экстремизма является явно размытым, что вызывает определенные трудности в правоприменительной деятельности правоохранительных органов. В свою очередь, рассматриваемая дефиниция может быть причиной искажения статистических данных о рассматриваемом явлении.

Поскольку законодатель не разобрался в соотношении терминов «экстремизм» и терроризм», в УК Республики Казахстан образовался ряд коллизий. Прежде чем перейти к их рассмотрению, предварительно необходимо установить соотношение рассматриваемых понятий.

В толковом Словаре русского языка С.И. Ожегова под экстремизмом понимается приверженность к крайним взглядам и мерам [5]. Исходя из вышесказанного, экстремизм представляет собой не только преступную идеологию, но и совершение крайних мер, в качестве которых может выступать совершение террористических актов. Поэтому в некоторых ситуациях экстремизм представляет собой идеологическую основу терроризма, а также его конечную фазу. Таким образом, понятие «экстремизм» шире понятия «терроризм». Данной точки зрения также придерживается ряд ученых-правоведов.

Вместе с тем, законодатель в примечании к ст. 41 УК Республики Казахстан предусмотрел только девять составов преступлений, содержащих признаки экстремизма: ст. 164 (возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиозной вражды) УК РК; ст. 168 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти либо осуществление представителями иностранного государства или иностранной организации полномочий, входящих в компетенцию уполномоченных органов и должностных лиц РК) УК РК; ст. 169 (вооруженный мятеж) УК РК; ст. 170 (призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя либо насильственному нарушению единства территории Республики Казахстан) УК РК; ст. 171 (диверсия) УК РК; ст. 233-3 (финансирование экстремизма или террористической деятельности) УК РК; ст. 236 (организация незаконного военизированного формирования) УК РК; ч. ч.2, 3 ст. 337 (создание и участие в деятельности незаконных общественных и иных объединений) УК РК; ст. 337-1 (организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации) УК РК [6].

В свою очередь, к преступлениям террористического характера законодатель отнес (Примечание 2 к ст. 233 УК Республики Казахстан) 12 составов преступлений: ст. 162 (наемничество) УК РК; ст. 163 (нападение на лиц или организации, пользующиеся международной защитой) УК РК; ст. 166-1 (посягательство на жизнь Первого Президента РК - Лидера нации) УК РК; ст. 167 (посягательство на жизнь Президента Республики Казахстан) УК РК; ст. 171 (диверсия) УК РК; ст. 233 (терроризм) УК РК; ст. 233-1 (пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению акта терроризма) УК РК; ст. 233-2 (создание, руководство террористической группой и участие в ее деятельности) УК РК; ст. 233.3 (финансирование экстремизма или террористической деятельности) УК РК; ст. 234 (захват заложника) УК РК; ст. 238 (Нападение на здания, сооружения, средства сообщения и связи) УК РК; ст. 239 (угон, а равно захват воздушного или водного судна либо железнодорожного подвижного состава)  УК РК [6].

Изучение рассматриваемых составов преступлений (террористических и преступлений с признаками экстремизма) позволяет усмотреть традиционную нелогичность и отсутствие какого-либо концептуального подхода при их конструировании в части закрепления в том или ином составе признаков тех или иных видов угроз. В связи с этим представляется необходимым провести унификацию формулировок угроз в уголовном законодательстве. Термины «терроризм» и «экстремизм» весьма многоплановы, в результате чего законодательно размыта грань между этими понятиями [9].

В 2013 году Сенат парламента одобрил законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Казахстана по вопросам противодействия терроризму». Предложено пересмотреть ключевое понятие термина «терроризм». Современный терроризм, по общему мнению экспертов, необходимо воспринимать не как конкретное криминальное деяние, а как сложное социальное политическое явление. Поэтому в законопроекте дается новое определение терроризму — как идеология насилия и практики воздействия на принятие решений государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями, путем совершения, либо угрозы совершения насильственных или иных преступных деяний, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству» [7].

В дальнейшем, в п. 5 ст. 1 Закона Республики Казахстан от 13 июля 1999 г. «О противодействии терроризму» терроризм определен, как «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения государственными органами, органами местного самоуправления или международными организациями путем совершения либо угрозы совершения насильственных и (или) иных преступных действий, связанных с устрашением населения и направленных на причинение ущерба личности, обществу и государству» [8].

На наш взгляд, исходя из анализа законодательной трактовки понятия «терроризм», следует, что на сегодняшний день рассматриваемая дефиниция полностью поглощает понятие «экстремизм». Таким образом, борьба с новыми вызовами и угрозами не имеет до сих пор надлежащего правового поля в Республике Казахстан. Другими словами, антитеррористическое законодательство Республики Казахстан имеет размытую концепцию борьбы с терроризмом.

Список использованных источников:

  1. Указ Президента Республики Казахстан «О государственной программе по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017 гг.
  2. Овчинский В.С. Проблемы борьбы с терроризмом в современных условиях. -М., 2001.
  3. Закон Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» от 18 июля 2005 г. (С изменениями и дополнениями по состоянию на 2010 г.).
  4. Закон Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» от 18 июля 2005 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 13 февраля 2012 г.).
  5. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. - М., 2001.
  6. Уголовный кодекс Республики Казахстан по состоянию законодательства на 1 января 2013 г.: Учебно-практическое пособие. - Алматы: Норма-К, 2002.
  7. Tengrinews.kz.
  8. Закон Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» от 13 июля 1999 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 4 июля 2013 г.).
  9. Жидкова Т.К. К проблеме проявления криминальной активности участников незаконных вооруженных формирований в России на современном этапе // Евразийская адвокатура. - 2013. - № 5 (6). - С. 94-96.

References:

  1. Ukaz Prezidenta Respubliki Kazahstan «O gosudarstvennoj programme po protivode-jstviju religioznomu jekstremizmu i terrorizmu v Respublike Kazahstan na 2013-2017 gg.
  2. Ovchinskij V.S. Problemy bor'by s terrorizmom v sovremennyh uslovijah. - M., 2001.
  3. Zakon Respubliki Kazahstan «O protivodejstvii jekstremizmu» ot 18 ijulja 2005 g. (s izmenenijami i dopolnenijami po sostojaniju na 2010 g.).
  4. Zakon Respubliki Kazahstan «O protivodejstvii jekstremizmu» ot 18 ijulja 2005 g. (s izmenenijami i dopolnenijami po sostojaniju na 13 fevralja 2012 g.).
  5. Ozhegov S.I. Tolkovyj slovar' russkogo jazyka. - M., 2001.
  6. Ugolovnyj kodeks Respubliki Kazahstan po sostojaniju zakonodatel'stva na 1 janvarja 2013 g.: Uchebno-prakticheskoe posobie. - Almaty: Norma-K, 2002.
  7. Tengrinews.kz.
  8. Zakon Respubliki Kazahstan «O protivodejstvii jekstremizmu» ot 13 ijulja 1999 g. (s izmenenijami i dopolnenijami po sostojaniju na 4 ijulja 2013 g.).
  9. Zhidkova T.K. K probleme projavlenija kriminal'noj aktivnosti uchastnikov nezakon-nyh vooruzhennyh formirovanij v Rossii na sovremennom jetape // Evrazijskaja advokatu-ra. - 2013. - № 5 (6). - S. 94-96.

Автор: Абдрашев Р.М., доктор юридических наук, Международная академия бизнеса

Прокомментировать

Рубрика Публикации

Добавить комментарий