Международно-правовые проблемы экономической интеграции на пути к Евразийскому союзу

Формирование Евразийского экономического союза (далее - «ЕАС») является логическим продолжением уже существующих интеграционных процессов и результатом кодификации существующих международно-правовых источников [6]. В свете чего, особую актуальность приобретает вопрос о целесообразности построения качественно нового интеграционного образования, на основе действующего международного правопорядка. Использование показавших себя на практике институтов и механизмов, безусловно, будет иметь своим результатом ускорение темпов формирования ЕЭС, однако создание действительно уникальной международной организации, которая, выражаясь словами Т.Д. Валовой, «кардинально изменит геоэкономическую картину мира» [5] возможно только в том случае, если в процессе кодификации будут учтены и исправлены недостатки действующей международно-договорной базы. При этом, необходимо исходить из того, что при создании ЕЭС должны быть рассмотрены не только интроинтеграционные проблемы, но и выработана (по аналогии с Таможенным союзом) согласованная правовая позиция по отношению к третьим странам.

Во-первых, международно-правовые документы, направленные на регулирование товарного оборота с третьими странами содержат ряд существенных изъянов, имеющих своим результатом противоречащее нормам Всемирной Торговой Организации (далее - «ВТО») правоприменение. Отсутствие закрепления на уровне Антидемпингового соглашения ЕврАзЭс [2] развернутой формулы расчета демпинговой маржи приводит к злоупотреблению Евразийской экономической комиссией своими дискреционными полномочиями, дискриминации иностранных экспортеров и противоречит общепризнанному принципу международного права - «принципу правовой определенности» [4]. Использование экспортной цены на условиях франко-завод (EXW) в знаменателе формулы расчета демпинговой маржи, а не экспортной цены на условиях CIP / CIF всегда ведет к установлению антидемпинговой пошлины, превышающей размер демпинговой маржи, что является нарушением пункта 9.3 Антидемпингового соглашения ВТО и статьи 16 Антидемпингового соглашения ЕврАзЭс. Целесообразность данных изменений подтверждается также тем, что на рассмотрении Суда ЕврАзЭс уже находится ряд дел об оспаривании подобных действий Комиссии.

Во-вторых, свобода движения капитала, как следует из опыта Европейской интеграции, подразумевает не только стимулирование интроинтегра-ционной инвестиционной активности, но и установление единого правового режима для иностранных инвесторов. В связи с этим, необходимо отметить, что евразийское право не только не способствует реализации второй составляющей, но даже не раскрывает понятие «правовой режим иностранных инвестиций», в отсутствии которого выявить элементы, требующие реформации не представляется возможным. С нашей точки зрения, под правовым режимом иностранных инвестиций следует понимать совокупность международно-правовых норм, регулирующих правовой статус инвестора, а также условия его допуска на инвестиционные рынки; устанавливающих критерии признания той или иной хозяйственной деятельности (и) или актива в качестве инвестиций; закрепляющих механизмы защиты нарушенных прав инвестора, и регламентирующих деятельность международно-правовых институтов, направленных на обеспечение баланса интересов государства-реципиента и иностранного инвестора, а также ответственных за формирование, оптимизацию и стимулирование интроинтеграционной и трансграничной инвестиционной деятельности.

Необходимость реформирования существующей нормативно-правовой базы правового режима трансграничных инвестиций, особенно остро встает при анализе ДИС, заключенными странами-членами Таможенного союза, содержащих различные формулировки и иные несоответствия, потенциально ведущие к их различному толкованию, а также устанавливающих различные механизмы разрешения инвестиционных споров. Данная проблема может быть устранена путем: (i) подписания на уровне ЕАС Соглашения о модельном ДИС и приведения уже заключенных ДИС в соответствие; или же посредством (ii) перехода от системы ДИС к более прогрессивному механизму правового регулирования иностранных инвестиций - Многостороннему инвестиционному соглашению, сторонами которого будет являться иностранное государство с одной стороны и ЕАС, представляющий интересы государств-участников с другой, с передачей международных инвестиционных споров на рассмотрение Суда ЕврАзЭс (в перспективе ЕАС). Отметим, что некоторые авторы придерживаются точки зрения, что в условиях глобализации мировых рынков капитала подписание соглашения о защите и поощрении инвестиций на многостороннем уровне является залогом устойчивого развития мировой экономики [3]. Полагаем, что данное утверждение применимо и к региональным интеграционным объединениям.

В-третьих, достижение «четырех свобод» должно осуществляться параллельно с созданием эффективных механизмов их защиты. Однако международно-правовые акты, регламентирующие деятельность Суда ЕврАзЭс (далее - «Суд») нуждаются в доработке, несмотря на принятые Практические рекомендации [1]. Неурегулированными остаются вопросы заключения мирового соглашения, его правовой природы и исполнения условий такого соглашения в отсутствии его утверждения Судом, проведения экспертизы, объявления перерывов и отложения судебных заседаний, возможности рассмотрения дела в закрытом судебном заседании в случае наличия необходимости раскрытия сведений, составляющих коммерческую тайну. В отсутствии четкой регламентации данных вопросов реализация возложенных на Суд функций в долгосрочной перспективе может быть затруднена, таким образом обоснованным представляется изменение указанных документов с учетом практики функционирования национальных судов и международных арбитражей.

Список использованных источников:

  1. «Практические рекомендации для сторон и иных лиц, участвующих в деле», утв. Судом Евразийского экономического сообщества 27 января 2014 года // СПС «Консультант Плюс».
  2. «Соглашение о применении специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер по отношению к третьим странам» от 25 января 2008 года // СПС «Консультант Плюс».
  3. Von Moltke Konrad «An International Investment Regime? Issues of Sustainability», 2000 // (Электронный ресурс: http://www.iisd.org/pdf/investment.pdf).
  4. Особое мнение судьи Суда ЕврАзЭс Нешатаевой Т.Н. по делу о преюдициальном запросе (Дело № 1-6/1-2013) от 10 июля 2013 года // СПС «Консультант Плюс».
  5. Валовая Т. «Евразийский союз перекроит экономическую картину мира» по материалам газеты «Голос» // (Электронный ресурс: http://fondres.ru/index.php/analitika/267-tatyana-valovaya-qevrazijskij-soyuz-perekroit-ekonomicheskuyu-kartinu-miraq).
  6. Файзуллин Г.Г. Трансформация национальной экономики постсоветской России в мировое хозяйство: правовой аспект // Евразийская адвокатура. - 2013. - № 4 (5). -С. 90-95.

References:

  1. Prakticheskie rekomendacii dlja storon i inyh lic, uchastvujushhih v dele», utv. Sudom Evrazijskogo jekonomicheskogo soobshhestva 27 janvarja 2014 goda // SPS «Konsul'tant Pljus».
  2. «Soglashenie o primenenii special'nyh zashhitnyh, antidempingovyh i kompensaci-onnyh mer po otnosheniju k tret'im stranam» ot 25 janvarja 2008 goda // SPS «Konsul'tant Pljus».
  3. Von Moltke Konrad «An International Investment Regime? Issues of Sustainability», 2000 // (Jelektronnyj resurs: http://www.iisd.org/pdf/investment.pdf).
  4. Osoboe mnenie sud'i Suda EvrAzJes Neshataevoj T.N. po delu o prejudicial'nom za-prose (Delo № 1-6/1-2013) ot 10 ijulja 2013 goda // SPS «Konsul'tant Pljus».
  5. Valovaja T. «Evrazijskij sojuz perekroit jekonomicheskuju kartinu mira» po materi-alam gazety «Golos» // (Jelektronnyj resurs: http://fondres.ru/index.php/analitika/267-tatyana-valovaya-qevrazijskij-soyuz-perekroit-ekonomicheskuyu-kartinu-miraq).
  6. Fajzullin G.G. Transformacija nacional'noj jekonomiki postsovetskoj Rossii v mirovoe hozjajstvo: pravovoj aspekt // Evrazijskaja advokatura. - 2013. - № 4 (5). - S. 90-95.

Автор: Путилин И.И., Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России

Прокомментировать

Рубрика Публикации

Добавить комментарий