Международно-правовой договор в системе правового регулирования иностранных инвестиций в Республике Армения

Одной из ключевых задач развития экономики Республики Армения в начале XXI столетия является закрепление позитивных тенденций роста притока иностранных инвестиций, наметившихся за последние годы, подведение прочной инвестиционной базы, обеспечивающей устойчивый экономический рост. В этой связи возрастает актуальность проблемы привлечения в страну прямых иностранных инвестиций. Наблюдалось также возрастание роли иностранного предпринимательского капитала в создании и развитии рыночных институтов в странах с развивающейся и переходной экономикой.

Иностранные инвестиции, имея в виду и экспорт, и импорт капитала, включаются в международные экономические отношения и являются формами этих отношений, оказывая большое воздействие на развитие экономики как на национальном, так и на международном уровне. Будучи одной из форм международных экономических связей, иностранные инвестиции регулируются и национальными нормами, и международными соглашениями [2]. При этом особую актуальность приобретает вопрос о соотношении международных соглашений и норм национального права между собой. К сожалению в армянской юридической мысли вопрос правового регулирования инвестиций и, в частности, вопрос соотношения международного инвестиционного права и национального законодательства регулирующего правовое положение иностранного капитала на территории РА, пока должным образом не был исследован.

После приобретения независимости в Армении начинается бурное развитие национального законодательства, основу которого составила Конституция. Последняя закрепляет приоритет норм международного права над национальным законодательством, с двумя оговорками: «Юридическую силу имеют только ратифицированные или утвержденные международные договоры» и «Международные договоры, которые не соответствуют Конституции заведомо не могут быть ратифицированы».

Таким образом, Конституция РА предусматривает приоритет международных договоров по отношению к нормам национального законодательства. При этом, немаловажно, что за годы независимости в РА сформировалась довольно внушительная база ратифицированных международных соглашений, что связанно с развитием международных отношений как на многостороннем, так и на двустороннем уровне. Вместе с тем, возникает следующий вопрос: является ли международный договор, двусторонний или многосторонний, прямым регулятором отношений связанных с трансграничным движением капитала на территории РА? Рассматриваемый вопрос теснейшим образом взаимосвязан с одним из наиболее дискуссионных вопросов современного международного права - вопросом о соотношении международного и внутригосударственного права. Абстрактно говоря, теоретическое решение проблемы соотношения международного права и права внутригосударственного возможно в рамках одной из следующих презумпций: оно является частью внутригосударственного права; оно подчинено внутригосударственному праву; оно имеет «примат» над национальным правом; международное право и внутригосударственное право представляют собой две самостоятельные правовые системы, не подчиненные одна другой [6]. Как указывалось выше Конституция РА закрепляет третью из перечисленных презумпций. Вместе с тем, примат действия международно-правовой нормы еще не означает ее применимость: это всего лишь ее предпосылка [1, 4]. В то же время применимость не составляет необходимую предпосылку для внутригосударственного действия нормы, поскольку в противном случае невозможно объяснить прямое конституционное обязательство законодателя по соблюдению международного права. Содержание нормы считается решающим фактором применимости на внутригосударственном уровне [4]. Содержание международных соглашений в области регулирования иностранных инвестиций включает прежде всего понятийный аппарат. Указанные соглашения имеют прямое действие будучи адресованными не только государствам - сторонам соглашения, но и непосредственно субъектам инвестиционных отношений. Эти соглашения определяют основные принципы правового режима, который государство обязано предоставить иностранному инвестору, вне зависимости от того, содержатся ли эти принципы в его национальном законодательстве или нет [3]. Кроме того, одной из ключевых характеристик межгосударственных инвестиционных соглашений, в частности двусторонних, является формирование ими механизма урегулирования инвестиционных споров, которые могут возникнуть между инвестором и государством-реципиентом иностранного капитала.

Собственно и режим иностранных инвестиций и механизм разрешения споров установлен и в рамках национального законодательства. Так, закон РА «Об иностранных инвестициях» закрепляет предоставление национального режима иностранным инвестициям. Также закон регулирует порядок урегулирования споров с иностранным инвестором: споры, связанные с иностранными инвестициями, возникающие между иностранным инвестором и РА, в установленном законодательством РА порядке рассматриваются в судах РА. Вместе с тем, подавляющее большинство двусторонних межгосударственных соглашений в области регулирования иностранных инвестиций предусматривают одностороннее согласие государства на разрешение споров с иностранным инвестором в арбитражном порядке [5], перекрывая тем самым действие положений национального законодательства регулирующего иностранные инвестиции. Такое же утверждение справедливо и в отношении режима предоставляемого иностранным инвестициям в рамках двух- или многосторонних инвестиционных соглашений. Очевидно, справедливым будет утверждение о том, что межгосударственные инвестиционные соглашения частично формируют правовое поле, в рамках которого будет осуществлять свою деятельность иностранный инвестор на территории принимающего государства. В частности это касается вопросов разрешения споров с иностранным инвестором, правового режима иностранных инвестиций, а также, в частности в рамках соглашений о вступлении Армении в ВТО вопросов таможенного регулирования, охраны интеллектуальной собственности, вопросов использования национального сырья и найма персонала. Вместе с тем, справедливо будет отметить сохранение совокупности вопросов, которые так или иначе постоянно остаются предметом исключительно национально-правового регулирования, например вопросы правового регулирования процедур государственной регистрации юридических лиц, установление организационно-правовых форм юридических лиц, порядок формирования и минимальный размер уставного капитала, порядок эмиссии акций, ведения реестра акционеров и т. п.

Следовательно, говорить о прямом регулирующем действии международных инвестиционных соглашений, как считает автор, не вполне обоснованно. Скорее следует говорить о взаимодействии двух правопорядков и прогрессирующем влиянии международного права на право национальное. Последнее во многом обусловлено вовлеченностью Армении в мирохозяйственные процессы, которые направлены на либерализацию экономических отношений и формирование правового поля обеспечивающего максимально свободное перемещение капитала в мировом экономическом пространстве. Вместе с тем, автор присоединяется к точке зрения тех специалистов, которые оценивают международное и национальное право как самостоятельные, но взаимосогласованные и взаимодействующие правовые системы [7]. В частности сказанное относится к сфере правового регулирования иностранных инвестиций. В современной системе правового регулирования иностранных инвестиций внутригосударственные формы и методы регулирования бывают недостаточными. Поэтому важнейшим элементом этой системы является международный договор [8]. В настоящее время этот способ представляется очень важным, так как, в отличие от внутригосударственных актов, международный договор охватывает минимум два субъекта международного права, волеизъявления которых имеют согласованную, одинаковую направленность. Указанное в очередной раз подтверждает актуальность и практическую необходимость изучения проблем международных и национальных механизмов осуществления норм международных договоров в ходе осуществления капиталовложений на территории Армении.

Список использованных источников:

  1. Bleckmann A., Begriff und Kriterien der innerstaatlichen Anwendbarkeit volkerrech-tlicher Vertrage, 1970.
  2. Вознесенская Н.Н. Право и международные отношения. Процесс глобализации экономики и иностранные инвестиции (правовые аспекты) // Государство и право. -2006. - № 5. - С. 67-74.
  3. Вознесенская Н.Н. Правовое регулирование и зашита иностранных инвестиций в России. - М., 2011. - С. 83.
  4. Вольфганг Граф Витцум. Международное право. - М., 2011. - С. 132.
  5. Гармоза А.П. Арбитраж на основании международных инвестиционных соглашений: вопросы компетенции. - М., 2012. - С. 14.
  6. Усенко Е.Т. Очерки теории международного права. - М., 2008. - С. 124.
  7. Фархутдинов И.З. Международное инвестиционное право и процесс. Учебник. -М., 2013. - С. 98-99.
  8. Фархутдинов И.З. Иностранные инвестиции в России и международное право. Уфа, 2001. - С. 91.

References:

  1. Bleckmann A., Begriff und Kriterien der innerstaatlichen Anwendbarkeit volkerrech-tlicher Vertrage, 1970.
  2. Voznesenskaja N.N. Pravo i mezhdunarodnye otnoshenija. Process globalizacii jeko-nomiki i inostrannye investicii (pravovye aspekty) // Gosudarstvo i pravo. - 2006. - № 5. -S. 67-74.
  3. Voznesenskaja N.N. Pravovoe regulirovanie i zashita inostrannyh investicij v Rossii. -M., 2011. - S. 83.
  4. Vol'fgang Graf Vitcum. Mezhdunarodnoe pravo. - M., 2011. - S. 132.
  5. Garmoza A.P. Arbitrazh na osnovanii mezhdunarodnyh investicionnyh soglashenij: voprosy kompetencii. - M., 2012. - S. 14.
  6. Usenko E.T. Ocherki teorii mezhdunarodnogo prava. - M., 2008. - S. 124.
  7. Farhutdinov I.Z. Mezhdunarodnoe investicionnoe pravo i process. Uchebnik. - M., 2013. - S. 98-99.
  8. Farhutdinov I.Z. Inostrannye investicii v Rossii i mezhdunarodnoe pravo. Ufa, 2001. - S. 91.

Автор: Парсамян Т.Х., Российско-Армянский (Славянский) Государственный Университет

Прокомментировать

Рубрика Публикации

Добавить комментарий